Хорошие конфуцианцы

Притча от Павла Федотова

Когда Конфуций был жив, конфуцианцы смотрели на него с радостью. Но вот он умер, и сразу конфуцианцы разделились. Ну, то есть, народились левые конфуцианцы, правые конфуцианцы, средние конфуцианцы и прочие конфуцианцы.

Левые конфуцианцы говорили: «Вот в этой строфе Конфуций сказал, что левая сторона — слева, поэтому мы левые конфуцианцы» .

А правые конфуцианцы говорили: «Нет, он ведь сказал, что правая сторона — справа, поэтому настоящие конфуцианцы — только правые конфуцианцы».

А средние говорили: «Нет, он сказал, что середина посредине, поэтому есть только средние конфуцианцы».

А прочие конфуцианцы говорили: «Левые, правые и средние заблуждаются, поэтому правы прочие конфуцианцы».

И ещё конфуцианцы не считали настоящими конфуцианцами тех, кто был правым для левого, левым для правого, левым и правым для среднего, не говоря уже о прочих. Конечно, даосам, буддистам и мастерам ушу казалось, что конфуцианцы — дураки, не потому, что так оно и было, а потому, что те действительно поступали как-то иначе.

На самом деле конфуцианцы были не такие уж дураки. Порой левые конфуцианцы говорили: «Конфуций-то был один, вот поэтому мы единственные».

А правые отвечали: «Ну, здрасьте, единственные. Конфуций-то действительно один был, поэтому мы единственные».

Средние и прочие тоже вот так здраво мыслили. Это, ясное дело, тоже в шутку сказано. Конечно, как таковые конфуцианцы интереса бы не представляли, если бы не один случай.

Поймали как-то раз конфуцианцы Би Цзина и спрашивают:

— Ты с Конфуцием или не с Конфуцием?

Би Цзин думает: «Вот попал я в переделку. Если скажу, с Конфуцием, то вроде как совру, он-то ведь умер давным-давно, как же я могу быть с ним. А скажу, не с Конфуцием, так друзья-конфуцианцы меня к Конфуцию и отправят скоро-поспешно». Поэтому Би Цзин решил от прямого ответа уклониться. Он сказал:

— Я с тем, с кем и вы. А вот ещё знаю я такого плохого человека, который не с вами.

Ну, то есть, на неуязвимого мастера Цзи Ши намекает. Ну, конфуцианцы люди простые, к дому неуязвимого мастера Цзи Ши спешат.

С молитвами о Конфуции, разумеется. Самонадеянно, одним словом.

Это, конечно, ошибка большая была, потому что неуязвимый мастер Цзи Ши из лука своего хорошо стрелял, и стрел у него запасы неистощимые были. Вытер он пот рукавом и последнюю стрелу на тетиву кладёт.

— Ух, — говорит, — устал!

Смотрит — ба! — да это же Би Цзин руками машет. И говорит:

— Да я не с ними, я же с тобой, неуязвимый мастер Цзи Ши, я этих конфуцианцев знать не знаю.

— Не знаешь, — говорит неуязвимый мастер Цзи Ши. — Ну, тогда пошли со мной к мастеру Ли Цзы в гости.

— Да я бы с радостью, но только ведь неудобно, я ведь там никого не знаю.

— Ну, понятное дело, не знаешь, а ты что же думаешь, что всех знаешь?

— Да я, — говорит Би Цзин, — просто домой спешу, у меня лук на огороде срочной поливки требует.

Надоело тут неуязвимому мастеру Цзи Ши Би Цзина упрашивать, пошёл он в этот вечер к мастеру Ли Цзы один. Шёл когда, то думал:

«Вот есть правые конфуцианцы, левые конфуцианцы, средние конфуцианцы, прочие конфуцианцы, какие же всё же лучше? Да, думает, пожалуй, те, которых сегодня утром Би Цзин приводил, лучше. Словом, хорошие конфуцианцы — спокойные конфуцианцы».

31.07.2010

2 050

0

2,0

2

-2 -1 0 1 2

Ваша личная заметка к притче

Пожаловаться

Если у вас нет русской клавиатуры, воспользуйтесь сервисом транслитерации

Отменить    

Удалить комментарий

Нет