Из-за чинопочитания

Хасидская притча

Р. Симеон бен Гамлиель носил титул «Насси», р. Меир — «Хахам», р. Натан — «Аб-бет-Дин». В обычае было, что при входе каждого из них все присутствующие в академии вставали со своих мест.

Не понравился обычай этот р. Симеону.

«Недопустимо, — решил он, — чтобы между мною, патриархом, и ими не было никакой разницы чинопочитания».

И ввёл он новое правило:

При появлении патриарха встают все и остаются на ногах, пока он не скажет: садитесь. При входе аб-бет-Дина ближайшие к проходу становятся двумя шеренгами и стоят, пока он не сядет на своё место. При входе же хахама и следовании его к своему месту поднимаются поочерёдно — передние встают, а те, которые позади, садятся.

В тот день, когда новое правило было введено, р. Меира и р. Натана как раз не было в академии. Назавтра же, придя в академию, видят они — не все встали перед ними, как бывало прежде, и спрашивают:

— Что значит это?

— Так установил, — отвечают им, — р. Симеон бен Гамлиель.

И говорит р. Меир р. Натану:

— Я хахам, ты аб-бет-Дин. Придумаем что-нибудь против него. И вот что пришло мне на мысль: потребуем, чтобы он публично прочёл лекцию по трактату «Окцин» — предмету ему малознакомому. Он неизбежно растеряется. Этим мы воспользуемся, чтобы низвергнуть его с патриаршества. И станешь ты патриархом, а я аб-бет-Дином.

О заговоре этом проведал р. Иаков бен Карши и решил предупредить недостойное столкновение. С этой целью он поместился рядом с комнатой р. Симеона и принялся громко читать и повторять трактат «Окцин». Слышит это р. Симеон и удивляется, по какому случаю ученик этот взялся за трактат «Окцин»? Не иначе, что там, в академии, задумано против него, р. Симеона, что-то недоброе. Садится р. Симеон и усердно принимается за трактат «Окцин». Назавтра, когда он появился в академии, раздались голоса:

— Просим раби читать о трактате «Окцин».

Прочитал р. Симеон свою лекцию, а затем обратился к р. Меиру и р. Натану:

— Итак, не изучи я предварительно этот трактат, вы опозорили бы меня перед всей академией?

И приказывает удалить их из академии.

Стали после этого р. Меир и р. Натан поступать так: напишут разные головоломные вопросы и через окна бросают записочки р. Симеону в зал академии. На одни вопросы р. Симеон давал ответы, а на которые он отвечать не умел, р. Меир с р. Натаном сами писали ответы и записки свои бросали через окно в зал академии.

Видя это, р. Иосе заявил громогласно:

— Что же это, однако? Тора — там, на дворе, а мы здесь! Поневоле пришлось патриарху вновь разрешить им свободный вход в академию. Но при этом он поставил условием, в виде наказания для них, имена их ни с какой галахой в связи не упоминались. С тех пор, вместо «р. Натан говорит», произносили: «одни говорят», а вместо «р. Меир говорит» — «другие говорят».

Был обоим им сон: «Повелевается вам извиниться перед р. Симеоном!»

Р. Натан послушался, а р. Меир нет.

— Сновидениям, — сказал он, — я значения не придаю.

Сурово встретил патриарх явившегося с повинной р. Натана:

— Стать аб-бет-Дином, — сказал он, — помог тебе золотой пояс твоего отца; но чтобы сделаться патриархом, ты на что рассчитывать можешь?..

12.04.2013

1 713

0

0,0

2

-2 -1 0 1 2

Ваша личная заметка к притче

Пожаловаться

Если у вас нет русской клавиатуры, воспользуйтесь сервисом транслитерации

Отменить    

Удалить комментарий

Нет

Загружается, подождите...