Велико и многогранно наследие Николая Константиновича Рериха. Это, прежде всего, его картины. Ему принадлежат также книги «Алтай — Гималаи», «Сердце Азии», «Шамбала»; многочисленные статьи по вопросам археологии, искусства и культуры; стихи, сказки, пьесы; обращения ко многим организациям, создававшимся по его инициативе в разных странах. Рериху суждено было жить в напряжённую эпоху конца XIX — середины XX вв. с мировыми войнами, революциями, национально-освободительной борьбой в колониальных странах, а также открытиями во многих областях науки и техники. Он видел цель своей жизни в служении человечеству. Мыслил всегда масштабно как общественный деятель, учёный, художник, поэт. Зорко следил за важнейшими событиями эпохи, и всё это, в той или иной форме, находило отклик на страницах его публикаций.

Самый сложный и, пожалуй, самый увлекательный жанр в литературном наследии Рериха — его сказки. Сказка с её иносказательностью образов, с манящей красотой таинственных миров, как ни один другой литературный жанр, раскрывает перед её творцом широкие возможности для воплощения самых сокровенных замыслов. Не случайно Рерих всегда уделял сказкам так много внимания.

Как исследователь он разработал оригинальную концепцию понятия сказки. Сказка для него — бесценный памятник истории. «Самые серьёзные учёные уже давно пришли к заключению, что сказка есть сказание. А сказание есть исторический факт, который нужно разглядеть в дымке веков», — писал он в одной из статей.

Обращаясь к русским былинам, скандинавским сагам, финским рунам, легендам Востока, к различным религиозно-этическим учениям, Рерих, прежде всего, стремился выявить неоспоримые для него факты единства духовных корней человечества, начиная с древних времён. Ещё в 1914 году он утверждал: «Время сложило красоту общую всем векам и народам».

Понятие красоты у Рериха необычайно ёмкое. Это — не только эстетическая категория, но и нравственная: красота добротворчества, самопожертвования, любви, подвига. Всё это, по его глубокому убеждению, могло бы сплотить народы, установив между ними «прочные сердечные узы».

В многовековой литературе народов Рерих находил также сведения о забытых, а подчас и не изученных ещё явлениях природы: о чудодейственных камнях, кладах подземных, живой и мёртвой воде, психических феноменах и о многом другом. Его увлекала масштабность мышления древних, их представления о взаимосвязи всего сущего на земле с космическим миром. И в этой области он опять видел живые нити, которые протягивались из глубокой старины к XX веку, к научным интересам современников. Не случайна его запись: «Знание преображается в легендах. Столько забытых истин сокрыто в древних символах. Они могут быть оживлены опять, если мы будем изучать их самоотверженно».

Путешествуя по родной земле, проходя с караваном по пустыням Китая и Монголии, живя в Индии, Николай Константинович с особым интересом собирал легенды и сказания, в которых народы выражали мечты о счастливом будущем. Это был для него единый язык, понятный всем: «Ведь в каждом человеке живёт мечта о тридесятом царстве, о стране прекрасной. И разве не будет правдою сказать о просторах, в которых каждый побывать может».

Рерих постоянно выступал со статьями, в которых раскрывал перед современниками мудрость веков, духовные сокровища прошлого. Но не только. Он и сам творил свои собственные сказки, притчи и заклинания.

Сказки Рериха необычны по содержанию и структуре. В них нередко используются традиционные фольклорные мотивы борьбы света и тьмы, добра и зла, поисков счастья и истины. Из русского эпоса приходят вестники, целители, ведуньи, а также богатыри и святые; из мифологии Востока — Майтрейя, Гесер Хан и другие. Почти всегда они изображены на лоне природы. Наделены убедительными историко-этнографическими чертами. И в этом, как отмечал сам автор, «фольклор снова идёт рука об руку с находками археологии».

Но Николай Константинович был далёк от стилизации и прямого «цитирования». Его произведения отличаются глубоко оригинальными сюжетами. Иногда в тексты включаются научные комментарии к тому или иному мотиву. Подчас даются оценки современным историческим событиям, чаще всего, в иносказательной форме. И, пожалуй, самое главное состоит в том, что герои этих сказок являются носителями возвышенных чувств и мыслей, имеющих вечную, общечеловеческую ценность. Тем самым, сказки обретают ярко выраженную философскую и нравственную направленность.

Самобытен стиль этих произведений, их речевой строй. Увлечённый исследователь фольклора, Рерих постоянно отмечал красоту русского языка, его «певучую прелесть»; и это стало плодотворной почвой для его творчества. Он неоднократно использовал традиционные обороты родного разговорного языка, задушевную музыкальность слов, певучую ритмику в построении фраз. В сказках и, особенно, в заклинаниях и пророчествах звучат порой властные зовы и провозвестия, как бы идущие из глубины веков, и усиливающие эмоциональный настрой образов.

Сказки Рериха представляют собой уникальный синтез многих его знаний, размышлений и интуитивных предчувствий. Воедино связаны в них подчас прошлое, настоящее и будущее. Сопоставлены нравственные идеалы Запада и Востока. В некоторые сюжеты вплетены древние поверья и жизненно реальные события. И всё это, взятое в разных соотношениях, ведёт к созданию образов, не лишённых символики. Самые многозначные среди них — образы «Матери Мира» и «Учителя».

Произведения Рериха располагают к глубокому раздумью. Они настраивают на высокие чувства, устремляют к духовному совершенству. «Духовность, подвиг, красота», — вот та триада, которая заключена в увлекательном, сказочном мире Рериха.

Самые ранние публикации сказок и былин появились в начале 1890-х годов. Позже, в 1914 году, наиболее значительные из них Рерих включил в первый том собрания своих сочинений, в самостоятельный раздел, названный им «Сказки». Следующая подборка — «Сказки и притчи» — была напечатана в большой монографии «Рерих», изданной в 1916 году в Петрограде. Третьей книгой со специальным разделом — «Легенды» — является «Твердыня пламенная» (1933).

Сказки, притчи и легенды Рериха оказались разбросанными по разным изданиям, которые, к тому же, стали библиографической редкостью.

Необходимо отметить еще одну характерную особенность творчества Николая Константиновича 1940-х годов. Как и в ранний период, Рерих-литератор и Рерих-художник неотделимы друг от друга. Нередко он разрабатывал одну и ту же тему пером на бумаге и кистью на полотне. Именно в эти последние годы появились его замечательные полотна, связанные с героическими страницами русской истории: «Поход Игоря», «Единоборство Мстислава с Редедей», «Борис и Глеб» и другие. Они так же, как и литературные произведения, исполнены в героически приподнятом стиле.

Когда-то Н. К. Рерих писал о легендах: «Было бы непозволительною невежественною трусостью скрыть эти благостные легенды, открывающие драгоценные тайники души народной». Такими же драгоценными тайниками души самого Рериха являются его собственные сказки.

Сказки (45)